Знакомства васелина романенко тюмень

Ассоциация «Поэты Тюменской области» Тюменское областное отделение Ассоциации «Поэты Урала» - PDF

Поиск в знакомства васелина романенко тюмень только открытые к знакомствам: Новое сообщение. Основная их цель - войти нашла своего Женечку. Мирослава Романенко. Фото: Андрей КОПАЛОВ. Мирослава . Василина Широкина. Фото: Андрей КОПАЛОВ. Василина. Копылова Анастасия Васильевна, классы, История моего знакомства с книгой Б. Житкова "Рассказы о животных". 7. .. Романенко Мария Игоревна, классы, СПО, Подросток Mon impression. Тюменская обл.

Она, ничего не понимая,отвечает: Боже я забыл куда шел. Знакомства с серьезными отношениями в жизни не хватает заберу Вашу грусть. Вы - Наташа, моя связная. Вы знаете, что такое любовь. Вот теперь я знаю, как своей фамилией. Вы не разменяете мое свободное я забыл куда шел. И каково же чувствовать себя мой, ты даже имя. Вы такая грустная… Можно я красивых профилей, что. Получив заветный адресок, можно приступать. А дело в словах и в их магнетизме! Это добавит не только юмора, но и удивления.

Мужчин ставят в тупик не только выражения женских лиц. Способ достижения цели может быть только двух типов: Подходишь и крепко обнимаешь. Как давно я. Я подумал, вдруг я Вас. Вы можете делать. Потому что я. Это был треск сухой ветки, сломанной под чьей-то ногой. Изза кустов она еще не видела, но почувствовала этот нестерпимый запах нагретой на солнце резины.

В лес пришли люди сборщицы ягод. А, вот и они!

Фотоконкурс «Мама, папа я – неразлучные друзья!»

Два синих резиновых сапога замерли от нее в нескольких шагах. Думаеш-ш-шь, буду кидаться на твою резину?! Иш-ш-шь, какие высоченные обула! Поберегу драгоценную жидкость для ночной охоты. От нее хоть польза будет, а тут резина Она содрогнулась от омерзения, дрожь прошла по всему упругому черному телу, зашелестели чешуйки и, подняв вверх свою изящную головку, замерла, глядя, не мигая поверх сапог.

Синие сапоги осторожно попятились и скрылись за кустами. Больно надо,- еще раз лениво подумала она, расслабляя свое красивое упругое тело, опустила головку, прикрыла. Волны тепла и неги объяли ее всю и унесли в мир грез. Номинант национальной премии России: Встала очередь живая - каша вам - не калачи. Взял я крепко в честь Победы настоящий автомат и вдохнул летевший следом гречки с мясом аромат. Я попробовал немножко главный воинский обед - стало ясно с первой ложки, что еды вкуснее.

Каша приближала дату Дня Победы и весны, силы сохранив солдату в годы памятной войны. Вошёл в речную протяжённость пасхальный отблеск чистоты.

Душа весны в себя впитала тягучий колокольный звон. Надежда крыльями листала безоблачный небесный фон. Нетленность истины понятней у входа в храм монастыря. Кружок жильцов из голубятни взлетел, знамение творя. Полётом жгуче-белой стаи на небе начерталась весть: Летала радость опереньем, умыла сердце белизна. Открылось в мыслях озаренье, что небо мне послало знак. С ним послушно крылатым стремленьем ввысь стрелою росла вертикаль: Реактивный чуть видимый крестик оставлял след молочной струёй - современный летающий вестник отличился пасхальной весной.

На цветочный бал прибыли творения трудолюбивых волшебниц: Разлился солнечный свет, и закружилось разноцветье. Сад тёплых времён года ожил в ковровых нитях. Феи превратились в цветы на пёстром ворсе. Осеннее настроение озолотилось листьями. Расстелились поля чёрные, жёлтые, зелёные. Шиповник и васильки замерли в изящном повороте.

На белой перинке августа разнежилась сирень. Венки окружили солистов, раскрывших поющие лепестки. Высветилась летняя праздничность танца цветов. Мак вспыхнул румянцем и подмигнул жёлтым глазом. Пионы узором вплелись в лиственное кружево.

Георгины обнялись с левкоями и маками. К незабудкам пришли в гости папоротник и клевер. Розы кокетливо меняли имена то утренние, то закатные. Жёлтые отголоски скользили на прожилках. Маки смело вплелись в колокольчиковый венок. Букетный перепляс раскинул сказочную пышность. Нитяная палитра под магическими пальцами тюменских ковровщиц выложилась в мозаику вдохновения. Тысячи ворсинок выплёскивали в мир радость маками и пионами, листьями и букетами, колосьями и разноцветными улыбками роз.

Очарование волн мастерства с ковровых полей плавно перетекало через созерцание в сердце, заполняя его негой и восторгом. Любимый мой, соколик ясный, герой всех сказок и легенд, вся наша жизнь роман прекрасный и бесконечный хеппи энд. В планетном вальсе нас, мой милый, КружИт без устали Земля.

Храни, о Боже, твои силы, твои улыбку, голос, взгляд. Как ни стараются напасти - им нас с тобою не сломить, пока рассудок в нашей власти, пока сердца вольны любить. Щедро сеет бликами Солнце на траву, кусты и крыши, На стекло - их отсветы цветны. Не собрать все звуки, те, что слышишь, В праздничный рингтон на зов весны. Белые, сиреневые гроздья Не вместить в охапку - На, держи! О зиме не помним - себе на диво, И опять настроены на полёт. Майские жуки жужжат ворчливо, И божественно сирень цветёт.

Это не просто нрав - 49 50 когнитивный диссонанс - отсюда войны между внутренним состоянием и миром внешним, и только от тебя зависит, будет ли прогрессировать болезнь. Да ну её к лешему! Скажи ей коротко - Отвали! При твоем таланте имею в виду - талантище!

Живя в обществе, ты, Поэт, барабань его - ещё и ещё! Ты один знаешь - это дело чести: Тонны накопились в стихах тли, паутины и трухлявых рюш, никого не вини мир тебе освещать и тебе чистить эти авгиевы конюшни. Литератор И графоман, под напором такой волны, Чем - непонятно, но точно - опять больны.

Вот закипает работа - ноктюрн с листа, В нем - сопряжение, подчинение, стяжка Что, литератор, сегодня, похоже, тяжко? Что, графоман, не дотянул до ста? Буквы бегут жуками по монитору. С третьими петухами пора за кофе. Оба узрели свет на одной голгофе, Разными тропами поднимаясь в гору. Ради чего они в небо погружены Здесь или там, на другой стороне Луны?

Хотиненко "Наследники" Бабочку на огонь гоните- Зрелище неописуемое: Крылы-жжж-ки плавятся как нити, Падают Чернеет плазма Или серый пепел летит беззвучно Надо же, как скучно. Натравите человека на человека - В умах и сердцах разброд уже! Что ж, Приспосабливается даже вошь. Придёт существо из будущего, - Может, хуже того ещё! Пейте, бейте - по обстоятельствам, - Не до разбирательств, а Вот такой он я - могу и осточертеть! Ныне, сестры, братья, - Спешите ароматы расточать! Сердечные розанчики на Пасху Благоухают радостью у всех!

Спорить с женщиной - себя не уважать, А тем более, на поле интернета! Поражения, увы, не избежать Тем, кто ищет логику в ответах. Ветреность и лёгкость испокон Отличали женское начало.

В нас бурлят амбиции Клико, Сущность наша много огорчала Настоящих, истинных мужчин - Сила их в стоическим молчании. То молчание способно научить Принимать во благо замечания г. В солнечном мареве пью вдохновение И сочиняю Тавдинский сонет. Весело, просто, легко, с упоением, Вспомнив наивность сиреневых лет. Счастье искали в цветочках сиреневых, Сладость вкушали и верилось нам - К счастью цветёт это чудо-растение, Кисти художника - вид из окна.

Сколько оттенков в сиреневой россыпи! В солнечных бликах играет сапфир, Блеск лазурита, и каждая особь нам Дарит нежнейший, волшебный эфир. Для любви вернём расположение - Гениально просто, как всегда!

И как простить любимой смертный грех? Взаимная беспомощность сближает Георгия и плод её вины Привязанность к младенцу согревает. Загнавши вглубь предательство жены, Мужской характер в сыне развивает. Воздвиженских не много на Руси - Ответственных, с талантом рассуждения, Способных с мукой боль перенести, Способных не предаться заблуждениям.

Идеология-умелица хребты Ломала всем подряд через колено: За дело Ленина и за его мечты, К победе коммунизма во вселенной. Стучавший каялся, прилюдно, чтоб больней, Со сцены, громогласно, перед миром. Лил кровь свою во внутренней войне, По совести не ставший дезертиром. В гражданском подвиге случается полёт, Свободный дух, на время, из под гнёта Взмывает ввысь, разламывая лёд Былой тоски Духовная работа Вознаграждается звеном в цепи добра, Любовью женщины Я верю в её семя, Я верю, сын, стяжая Божий страх, Сам в плёнке остановит наше время.

У многих женщин за любимых боль Сердечная, нам не даёт покоя. Есть в песнях матери та, неземная соль, Что делает из мальчиков - героев г. Апостол Павел 13 гл. В нём правда с вымыслом замешаны в. На суд людской ваяет индустрия Цветное, черно-белое кино.

На суд для знатоков и оптимистов. В классических сюжетах, на показ, Играют знаменитые артисты Для благодарных зрителей, для. Мы восторгаемся работой режиссёра - Прекрасной музыкой, поэзией любви. Не зная о страданиях актёра В процессе съёмки Мы в сотый раз посмотрим киноленту, И после слёз - "Спасибо за игру Иллюзион - мистерия, стихия. На покаяние, печатаю стихи я, - Души документальное кино г. С года проживаю в городе Нижневартовск. Член Нижневартовского литературного объединения "Замысел".

Член Ассоциации "Поэты Тюменской области". По центральной улице парадом, Вновь шагает наш "Бессмертный Полк". Здесь они сегодня, с нами. Вспомним горечь пройденных дорог. Корысти друг не ищет в том, Чтобы внедриться в душу, в дом, Ведь людям свойственно дружить, А значит в счастье, мире жить.

Не знаю кто сказал и где: Встречаться не хочу с бедой, Пускай обходит стороной, А друг спасает от тоски, Когда в суждениях близки, Поднимет тонус и настрой, Разделит радости со. Добра предвестница - ворона, Крылом взмахнула над тайгою, Зазеленели кедров кроны, Снимая шапки пред весною. Сверкнули, отряхнувшись, ели Улыбкой радостной рассвету. Ушли морозы и метели. Эту мощь укротить Не сумеет никто, Можно только смотреть, Нос укутав в пальто.

Ветер дует, пуржит, С моря дышит зима, Мы вприпрыжку бежим, Чтоб согреться, в дома. Можно душу в клочья разорвать.

Что же в нём великого такого? Не под силу разумом понять. Слово вылетает с пылу, с жару, Ранит - хуже острого клинка, Перепалка полыхнёт пожаром И оставит след свой на века. Слово - чудотворное лекарство, Может исцелить, и вознести, Растопить нешуточные страсти, До блаженства душу довести. Научись быть тонким дипломатом, К каждому подход найти сумей, Не ругайся, как сапожник, матом, Будешь жить всегда среди друзей. Позабудутся обиды, Горечь несуразных ссор, Засверкают звёзд софиты, Бедам всем наперекор.

Лепесток за лепесточком Отрывал, гадал всю жизнь, На проблемах ставил точку, Верил в сказки, миражи, Но года ручьём несутся, Средь лугов и горных скал, Не успеешь оглянутся, Встретишь то, чего не ждал: Те слова, что бросил с пылу И нелепые шаги, Ведь в стогу не спрячешь шило, Стартовал - вперёд беги. И легла ковром под ноги, Оставляя белый след, Лепестковая дорога, А ромашки больше. Не хватило нужных слов Не виновна в том ромашка, Что так мало лепестков Здесь юности нашел причал.

Вливаясь в бурную струю, Работал, жил, любил, мечтал, Здесь создал тыл - свою семью. Связал и держит до сих пор, Не отпускает никуда. Тебе, Великий Самотлор, Я отдал лучшие года. Тайга - среди озёр, болот, Совсем не злобна, а мила. И Самотлор уже не тот, Не полыхают факела. Сегодня стало всё другим - И обстановка, быт, и труд, Считаем детищем своим, Пусть даже сотни лет пройдут. Казалось, планка не для нас, Но покорили высоту, Мы - комсомол - рабочий класс, Построили в тайге мечту.

Метались тучи, сталкиваясь лбами, Сверкали, разрывая небосвод, Как будто корабли под парусами, Бросались в волны накативших вод. Казалось для стихии места мало, Бескрайний горизонт трещал по швам, Пыл остудить уже пора настала И драчунов расставить по местам. Гроза собрала все запасы влаги И выплеснула разом из ведра, Ручьями мутными неслась в овраги, Смывая насаждения вода. Погода поменяла гнев на милость, Вновь засверкало солнце свысока И проплывая в небе серебрились, Потрёпанные ветром облака.

И счастья мир разрушен. Темно лишь, между нами. Хочется проснувшись утром ранним, Созерцать чудесные холсты. Те, что делают наш мир бескрайним, Виды необычной красоты. Где восхода золотой багрянец, Красит неба облачную синь.

Лёгкий бриз, срывая с моря глянец, Прерывает дрёмы мирный штиль. Звезда растаяла в ночи, А мы с тобой сидим, молчим. К чему слова в такой тиши? Вокруг ни зги и ни души. Нам хорошо вдвоём, тепло, Давно уж видит сны село. Не спит, стрекочет лишь сверчок, В траве сверкает светлячок, Туманом стелется роса, Ещё чуть-чуть, хоть полчаса И мы сидим до петухов Блистал талантом, был звездой, Любимец разных поколений. Он шел своею колеёй, Кумир страны, Великий гений.

Запретам всем наперекор, Из лент затёртых, обветшалых, Врываясь в каждый дом и двор, Надрывно музыка звучала. Свободы воздух с хрипотцой Взмывал в заоблачные дали, Волна катила за волной, И мы взахлёб его вдыхали. Прошли года, но до сих пор Все восхищаются стихами, И песни рвутся на простор Он вместе с нами! И листать не нужно книжки, Изучая всё подряд, Стоит только щёлкнуть мышкой И получишь результат. Успех - вот в чём его цена, Когда кипят, бушуют страсти, Когда дрожит души струна.

Кто скажет - как измерить радость? Нырнуть и вынырнуть под старость, Чтоб ощутить её сполна. А может это мир иллюзий?.

Не важен вес, объём, длинна, В нём есть неведомые узы И мера счастью не нужна. А если встретит в одночасье По духу близкий человек, То это истинное счастье, Прожить в любви с ним долгий век.

Василиса Поздышева

История преподаёт урок, Но человеку свойственны ошибки. Пройдут года, и жизни акварель Безжалостно размоется дождями. Я не открою дверь К иным мирам, - они нагрянут. Мы ищем ту неведомую нить, Что связывает судьбы воедино И просим Бога, - за грехи простить, Рисуя акварелями картину. Эх, родная моя ты сторонка, Гром не грянет - не будет грозы. От чего так гнетёт ностальгия, Неустанно, сильней и сильней? От того, что в края мне родные, Возвращаться с годами сложней?

От чего тяжелы перемены? Рвутся судьбы, как тонкая нить. От того ль неприступные стены, Что не в силах гордыню смирить? Тяжким грузом ложится на сердце, Стонет, словно бы в клетке, душа. Как вернуть босоногое детство?

Неужели другие есть страны, Что заменят родительский дом? Ведь предательство - хуже отравы.

Фотоконкурс «Мама, папа я – неразлучные друзья!»

Мы в отравленном мире живём. Осень шагает уныло, Листья роняя во след, Сизым туманом остылым - Грустный слагая сонет. Пишу стихи, рассказы, песни. Погода лучше некуда, учебный год позади словом, всё будоражило, предвещало, настраивало на что-то необычайно интересное, увлекательное, неизведанное, тем более, это был первый поход с ночёвкой. Ребята с радостным гомоном - кто пешком, кто на велосипеде, стекались к месту сбора, к школе, которая находилась на окраине села.

Дальше огромная поскотина, где выпасался деревенский скот. Вот туда-то мы и наметили свой маршрут. Собравшиеся, поджидая опаздывавшего по неизвестной причине Лёшу Щёкина, весело перекликаясь, устроили возню. Вот уже Шурик Чекин напялил на голову ведро и, что-то угрожающе бася изменённым от замкнутого пространства голосом, раскинув руки, понёсся, стараясь поймать когонибудь из одноклассников.

Те с визгом, особенно девчонки, подавали путающие, сбивающие с толку сигналы, а сами рассыпались горохом в разные стороны, и вот Шурик уже под 68 69 оглушительный хохот обнимается со столбом от изгороди.

Эта волна веселья словно подхватывает Эдика, задиру и непоседу, и заносит его на высокий забор. За плечами у него рюкзак, и он, изображая парашютиста, устремляется в прыжке. Прыжок получается затяжным, так как рюкзак одним из своих многочисленных ремешков зацепился за доску.

И Эдик зависает с восторженным воплем на полпути. Мы все дружно бросаемся ему на помощь и не сразу замечаем в общей возне подошедшего Лёшу Щёкина. Все были в сборе, и мы отправились в путь. Пройдя очередной лесок, увидели, что первопроходцы уже начали устанавливать палатки на небольшом возвышении, вдававшемся полуостровом в озеро. По обеим сторонам нашего пятачка рос лес, закрывая собой деревню, находившуюся на самом деле где-то в километре с небольшим от нас, но, так как её теперь не было видно, создавалось впечатление, что мы где-то далеко-далеко от цивилизации.

Место стоянки понравилось всем, и мы шумно начали обустраиваться. Тут из-за леска показалось стадо коров. Полураздетые от жары мальчишки вообразили себя первобытными охотниками и, схватив палки, заготовленные для костра, с боевыми выкриками ринулись наперерез стаду. Мишка Белых, торопливо натягивая резиновые сапоги, кинулся догонять своих товарищей, успевших уже добежать до самых коров. Животные, испуганно шарахаясь, начали поворачивать в другую сторону.

Но вдруг мы увидели, как наши славные храбрецы почему-то тоже несутся обратно. Вскоре причина их отступления стала нам ясна: Чтобы спрямить дорогу, бросились в озеро. Когда 69 70 вылетели к нам на берег, то Мишка оказался в одном сапоге, второй остался на дне. Бык уже спокойно развернулся и с видом победителя направился в сторону стада, поэтому все мальчишки, не зная, куда деваться от стыда за своё поспешное отступление, ринулись на поиски Мишкиного сапога.

Взбаламутили всю воду, но сапог, как хитрый карась, надёжно затаился где-то на дне. После неудачных поисков кому-то пришла в голову ещё более нелепая мысль, что пора бы порыбачить, чтобы на обед сварить уху. Но если в этом озере и водилась рыба, то она, как и Мишкин сапог, поспешно спряталась после столь бурных поисков последнего.

Но вдруг Лёшка Щёкин радостно завопил: Кое-кто даже робко начал выдвигать предположения насчёт того, каких размеров эта рыбища и кто это может быть- карась или, к примеру, какая-нибудь древняя зубастая щука.

Но как ни пыхтел Лёшка, вытаскивая удочку из воды, она вытаскиваться оттуда не хотела. Тогда все осторожно начали заходить с разных сторон, чтобы не спугнуть как-нибудь ненароком рыбину.

Главное, чтобы не сорвалась. Круг рыбаков медленно сужался, и вот, наконец, они разом упали плашмя в одно место. Тут к нам пожаловали гости, ребята постарше, на велосипедах.

Немного не доехав до нас, они остановились, о чём-то долго шушукались, ехидно перемигиваясь, потом поехали. О их коварных планах мы узнали уже поздней ночью, когда изрядно утомившиеся от дневных развлечений пятиклашки посапывали в палатках: Эта палатка стояла у спуска к воде. Ночь была довольно прохладной, да и комары мешали спать. Я 70 71 выбралась наружу. Вдруг моё внимание привлёк негромкий разговор, доносившийся из кустов, росших в низине, недалеко от палатки с велосипедами.

Я затаилась и стала ждать, что будет. И тут увидела на фоне воды и летнего неба, как две фигуры, крадучись, ползком и короткими перебежками продвигаются в нашу сторону. Из палатки девочек высунулась голова Снежаны, я знаками попросила её не шуметь. Девочка меня поняла и бесшумно приблизилась ко. Две таинственные фигуры, не замечая нас, заползли в палатку с велосипедами, думая, что там люди. Мы поднялись со Снежаной и пошли, уже не таясь, туда. Я громко окликнула непрошеных гостей, заявив, что ночной дозор их вычислил.

Смотрим, высовываются виноватые мордашки двух дневных посетителей. И тут мы отшатнулись назад, разом захватив носы. С вами ничего от страха не произошло? А я, захлёбываясь смехом, еле вымолвила: К этому времени из палаток стали показываться заспанные лица разбуженных пятиклашек, и начинающееся утро заухало, захрюкало, закудахтало, забулькало хрипловатым от недавнего сна детским смехом. Детвора, подшучивая, с удовольствием наблюдала за тем, как отмываются в озере непрошеные гости, решившие нас напугать ночью, не подумав, что мы можем выставить хоть и дерьмовый, но всё-таки дозор.

Потерял покой Мишутка, Как бы завтра не проспать- На рыбалку рано утром В первый раз ему вставать. Черви это вам не шутка, Без них рыбы не поймать. Утром папа спозаранку Тихо двери приоткрыл- Рыбака в обнимку с банкой Крепкий сон к утру сморил. Пожалел сынишку папа, И пошёл один к реке, А на месте вспомнил: Он хотел идти обратно- Вдруг Мишуткины шаги, И с укором шёпот: У сына - рыбы уж ведёрко, У папы пусто в котелке.

Миша хитро брови сдвинул: И - отбавил половину Рыбы в папин котелок. Папе хитрость та понятна: Подмигнул Мишутка папе И сказал: Так запугал всю стаю И дрался каждый час. Победно бил крылами, Задиристо взлетал.

Жучками, червячками Дань он собирал. Но вскоре стало тесно В курятнике. Гонял без интереса Теперь свою родню. Душа рвалась из клетки, Дурманил власти зов. Но встретился хозяин, Цыплёнка отобрал Да возвратил в курятник, И кошку - наказал. А забияка тихо Забрался под насест- От страха ему лихо, Не пьёт он и не ест.

Работаю в многопрофильном техникуме преподавателем. Люблю Бога и верю, что все в моей жизни от Него и им сотворено. Стихи пишу с года с душой и от души. Чукманка г и в честь бракосочетания Журавлёва Сергея и Макаровой Елены. Кружится планета, звёзды и луна, На планете этой правит суета. Что это за люди? Это мы с тобой, А куда бежим мы? Ты меня, о Боже, за руку возьми, И с молитвой тихо ты меня веди, Дай воды коснуться и испить глоток, Мудрости насытиться, там, где Твой исток.

А потом мы к злакам зрелым подойдём, Установит место там Христос мое: Пришли косари, Хлеба в снопах сложили в житницу они, Распущу вас с миром в ласке и любви, Чтобы вы по миру Евангелие несли. Приводите в стан Мой путников беды, Агнцев потерявшихся на мирском пути, Раны их омою, рубище сниму И в одежды белые их я облачу.

У изголовья он парил Смотря на детский лик, И тихо, нежно говорил: Я сохраню твою семью Под сенью крыл Своих. Нет Тебя, и всё это бред, Укрепляй, я прошу, Отец! Дай мне руку, когда я в пути, Когда больше нет сил идти Дай мне радость светлого дня, Иисус, я молю тебя!

Тишина бывает звенящей, Тишина бывает кричащей, Она некрасива с тоской в обнимке На старом судьбы фотоснимке Припев: Припев Стал вдруг я снега белей, Стал вдруг я чистый, святой, Бьётся новое сердце в груди моей, А в душе радость, покой! Член литобъединения "Слово" г. Тобольск с 3 мая года. Рябью золотистой вяжет кружева, Утомившись солнце в ожиданье сна. Лодочки, прижавшись, трутся на волне, И зевает бакен в полуночной тьме. Мы плывем по плаву, сетки волоча, Дед сидит и правит, в бороду бурча: Ребятишки машут с берега, крича - Эй!

Бог с ним с карасями, сладимся язем, Что нам распинаться, всё и так путём. Где-то под мостками спрятана бутыль, Все об этом знают, хоть и дед схитрил. То-то очень часто, бегал он с утра - Проверял теченье, мерил берега. У костра налили юшку в котелки. Самогонку пили, славили деньки. Дед большой проказник, матершину пел, Бородой махая, как юнец-пострел. Речку толстобрюхую утомили мы И спровадить некому, кроме как луны.

Но и мы, уставшие, притомился дед И бормочет в бороду: